Вена фото города

Путешествие в Вену

Туристы, посещающие Австрию могут ощутить «на вкус» и венский кофе, и «высокий стиль» придворной жизни ХVIII века.

Чаще всего туристы едут в Австрию зимой – покататься на лыжах. Этот вид отдыха предлагает Австрия-СКИ туроператор, да и другие тур-фирмы. Горный воздух, снег, солнце и отличные горнолыжные трассы привлекают массу туристов всех возрастов.

Однако есть еще один интересный повод посетить эту стану. Еще прошлой зимой я наткнулась Интернете на эксклюзив: билеты в Шенбрун – крупнейший имперский дворцовый комплекс столицы Австрии – на театрализованную экскурсию. Обычно она рассчитана на детей и подростков, но иногда и взрослые могут попробовать оценить, как жилось и «развлекалось» императору и императрице одной из центральных стран Европы почти три века назад.

Принцы с ирокезами

Изюминка этого действа – переодевания. Не только гиды и надзиратели залов, но и экскурсанты наряжаются в костюмы XVIII века. Все вещи – только из химчистки. Можно переодеться садовником и немного покопаться в розарии, можно поваром и снять дегустацию в дворцовой кухне. А можно нарядиться в придворные одежды или униформу музыканта дворцового оркестра. Кто умеет, попытается выжать дребезжание из старинного клавесина, а то и поиграть на виоле да гамба (так называется этот старинный инструмент). Мне даже удалось воспроизвести ее знаменитый «матовый» звук.

Наша группа – двадцать счастливчиков из разных стран

Почти 150 лет назад, до 1918-го, Габсбурги владели некоторыми западно-украинскими землями. Император Франц Иосиф даже приезжал в Станиславов (ныне Ивано-Франковск). А среди гуцульских дукатов (бусы, без которых невозможны гуцульские женские костюмы) более всего ценятся огромные серебряные монеты с профилем императорской прабабушки Марии-Терезы.

Костюмерная поражает современного человека, привыкшего к рациональному минимализму в одежде. Я запуталась в собственных желаниях и прихотях. В шелковых кучах невесомых верхних юбок. В громоздких – на жестком деревянном каркасе – нижних юбках. Среди стеллажей с белоснежными, навсегда завитыми париками. Между горами коробок с вышитыми бальными туфельками на изящных каблуках рюмочкой. И только перебрав все эти прелести, вдруг увидела себя грациозным созданием в галантном наряде, растиражированным зеркальной анфиладой дворца.

Гибель богов

А нас уже ждала веселая мешанина экзальтированного барокко с прихотями и нежностью рококо, приправленная ледяным спокойствием классицизма и кое-где вынужденного бюргеровского Бидермейера. Шенбрун, как и Версаль, строили веками, и золотым веком для него стали 1740 – 1780-е годы – период правления императрицы Марии-Терезы.

Мы едва успеваем за нашим гидом Катриной, несущейся по помпезным залам. Бесполезно рассказывать обо всех этих блестящих интерьерах, бело-золотых стенах с медальонами-рокайль, персидскими миниатюрами, причудливыми гобеленами и предметами китайского прикладного искусства (так называемом шинуазри) – голова кружится, ноги гудят, корсет не дает свободно дышать.

Лакеи разносят ароматное кофе с венскими марципанами (их здесь пафосно называют «царские хлебцы»), а неуемная Катрина забивает информацией: «Здесь угасал несчастный сын Наполеона, герцог Рейнштадский. Здесь единственный сын Франца Иосифа, кронпринц Рудольф, сходил с ума и мечтал о самоубийстве, пока не нашел себе спутницу на смерть, юную баронессу». Кстати, эту историю много раз снимали в кино – вплоть до последней голливудской версии под названием« Иллюзионист ». И всегда она имела страшный успех у женской половины мира: все с наслаждением оплакивали такую неистовую любовь.

Взрослые игры

А я не могу дождаться, когда Катрина перейдет к событию, которое так поразило меня в детстве, что потом я всю жизнь мечтала о Шенбруне.

Тогда, 13 октября 1762 года, императорская Вена принимала знаменитого музыканта. Ему было всего шесть лет, но своим мастерством он поразил всех. В восторге от приема публики малыш бросился к отцу, и прицепился и упал. Все засмеялись, и только маленькая дочка императорской четы подбежала к мальчику и помогла ему подняться. Крошка-музыкант поправил свою шпагу и сказал: «Я женюсь на Вас. В знак благодарности».

Впоследствии девочка стала королевой Франции Марией-Антуанеттой, женой Людовика ХV. А мальчика звали Вольфганг Амадей Моцарт. 15-летняя королева блистала на версальских балах, плела кружева заговоров и интриг и, следуя теориям Жан-Жака Руссо, доила коров. Когда в начале французской революции ей доложили, что чернь бунтует от голода, она простодушно посоветовала: «Если нет хлеба, пусть едят пирожные!»

Свои последние дни Мария-Антуанетта провела в тюрьме. Голодная, в чужом грязном рубище. А однажды утром, гордо подняв маленькую головку, ступила под нож гильотины.

Стены Шенбруна украшают многочисленные портреты. Есть среди них и несколько изображений красавицы Марии-Антуанетты. Есть и маленький Моцарт. Сказочное дитя, которое теряло сознание, когда слышало звук трубы, но не боялось говорить с Богом.

Жизнь в ритме кофейни

Немного шальные еще и от долгой прогулки по дворцовым паркам с редкими породами деревьев и кустарников, фонтанами, обелисками, мы после Шенбруна рванули по кафе.

Австрийцы в «Шперли» запивают кофе бильярдом, а в «Прюскель» погружаются в биржевые страсти. «Бройнергоф» и «Централь» предлагают посетителям приобщиться под кофе к фортепианной музыке, а «Доммауер» угостит современной поэзией в авторском исполнении.

Добавьте к этому безупречные смокинги, белые рубашки и бабочки официантов, их искреннее гостеприимство и свежие газеты и журналы, которые приносят вам вместе с кофе – уходить действительно не хочется.

Но – внимание! Если вы попросите принести чашечку кофе, вас не поймут. Ликбез для нас любезно провел Курт Майцель, кругленький, с пышными усами, немного похожий на кота официант артистической кофейни «Ландтман», куда любил заходить Зигмунд Фрейд.

«Мы предлагаем более 50-ти разновидностей кофе», – гордо объяснил он и помог определиться с самыми популярными. Господин Майцель спас нас и в море сладостей, когда мы начали выбирать вкусные сувениры друзьям в Украину. Разнообразные пирожные, пудинги, марципаны, кексы и бесчисленные торты во главе со знаменитым шоколадным «Захерторте». Именно его, благодаря нашему в целом колоссальному заказу, господин Майцель принес на прощание как бонус от заведения.

Кто правит бал

История небольшого города Вена буквально нашпигована событиями и личностями. Здесь погиб римский император-философ Марк Аврелий и родилась Венская классическая музыкальная школа.

Здесь на экзамене в Академию художеств в 1907 году позорно провалился («Не обнаружено дарования») Адольф Гитлер. Здешние стены штурмовал Сулейман Великолепный, муж нашей землячки Роксоланы. Его осада Вены стала началом исламского наступления на Западную Европу, а через полтора столетия объединенные христианские силы (с участием нескольких тысяч украинских казаков) разгромили турок под стенами города, окончательно остановив восточную экспансию.

Шароварный памятник дядьке с усами, «оселедцем» на макушке, трубкой, саблей, лошадью и бандурой стоит посреди Тюркеншанцпарка. Воплощенная в монументе и легенда об украинце Юрии-Франце Кольчицком, который во время турецкой осады доблестно отбил 300 мешков трофейного кофе и открыл первую в Вене кофейню, – на углу Фаворитен и Кольчицки наш Юрий держит в руках поднос с кофейником.

По этим улицам ходили Ричард Вагнер, Леся Украинка, Густав Малер, Иван Франко, Бруно Шульц, Арнольд Шонберг, депутат австрийского парламента Андрей Шептицкий (он же – греко-католический митрополит).

Здесь ежегодно проходит знаменитый Венский бал, который уже несколько лет подряд пытаются привить и нам, да что-то не получается, видимо, где-то потерялась наша бальная традиция.

А вот в Вене бал – это образ жизни. Собственные баллы устраивают охотники, пенсионеры, студенты, слепые, одинокие граждане, ученые, рестораторы, беженцы и даже африканская диаспора, которая заманивает гостей зажигательной музыкой, «дикими» танцами и экзотическими блюдами. А есть еще так называемые «грубые балы», самый популярный из них – бал трансвеститов.

Мы тоже попали на бал. Может, и не лучший из лучших, но настоящий.

Толстые тетеньки в декольтированных платьях, приземистые дядьки во фраках и смокингах – одежда явно взята напрокат, – духовой оркестр, упорно наигрывает вальсы, польки и кадрили… Танцуют все!

На столах – жареные цыплята и море пива. Чудаковатое, даже смешное действо своей детской наивностью напоминало вечеринку в клубе какого-то нашего райцентра. Но нашего снобизма хватило минут на 20 – любовь к танцам победила. В память же о вечере остался маленький серебряный значок, который я честно выиграла в номинации «вальс-бостон».

Человечная столица

Жизнь в городе-музее не сделала венцев гордыми, даже скучный немецкий орднунг здесь приятный. Всюду почти стерильная чистота, автобусы появляются минута в минуту по расписанию, пассажиры метро придерживают перед тобой двери и еще и улыбаются. Между прочим, венцы очень тактично подчеркивают, что они не немцы, а австрийцы. И приветливы они не только из чувства долга.

А один случай долго не смогу забыть. Совершенно незнакомые люди, пожилые супруги Зоя и Михаэль Рутперты, подарили нам свои билеты Венскую оперу со словами: «Дай вам Бог на вашем Майдане!» Чтобы отблагодарить, мы начали лихорадочно рыться в своих сувенирах. Но господин Михаэль на это сказал: «Нет, прошу, ничего не надо. Я в долгу перед вами». И он рассказал, как в 1943 году в городке Тетерев Киевской области украинские врачи спасли его, 18-летнего, от ампутации ног. А ведь он был врагом.

И хотя пять дней в Вене – это несправедливо мало, все же моя детская мечта осуществилась.

Энциклопедия кофе

* Эспрессо – черный крепкий кофе, подается со стаканом воды.

* Тюркишер – черный крепкий кофе по-турецки, готовится в джезве.

* Шлагоберс – черный крепкий кофе с обычными сливками.

* Фарисеер – черный крепкий кофе со взбитыми сливками и ромом.

* Айншпенер – большая чашка некрепкого кофе со взбитыми сливками.

* Кайзермеланж – черный крепкий кофе с яичным желтком и коньяком.

* Браунер – большая чашка кофе с молоком.

* Кофеинфраер кафе – кофе без кофеина.

Поделиться с друзьями
  • gplus
  • pinterest